Премьер-министр Малайзии Махатхир Мохамад предстал в СМИ как герой сопротивления китайской экспансии, после того как резко отказался от многочисленных договоренностей с КНР. Что у опытнейшего азиатского политика на уме, сказать сложно. За десятилетия карьеры он отлично научился скрывать свои мысли. Известно, что особых симпатий к американцам он не питает, но резкие шаги против китайских партнеров наводят на мысли, что без влияния США дело не обошлось. Тем более что в ход пошла излюбленная ими игра в охоту на ведьм. Подробнее — в материале «Известий».

После вторжения США в Ирак в 2003 году Махатхир Мохамад публично заявил, что американцы «очень невежественны и ничего не знают об остальном мире». При этом он исключительный реалист и не раз признавал, что американцы, пусть и ничего не смыслят в тонкостях мировой политики, являются мировыми лидерами и могут продавить любое решение.

Территориальные споры в Южно-Китайском море

Сейчас опасения вызывает известная договоренность Махатхира с американской креатурой Анваром Ибрагимом, которого он сам же в свое время посадил в тюрьму. Если премьер сдержит слово, во главе малайзийского правительства через полтора года окажется откровенно прозападный политик, которого Штаты наверняка постараются использовать на полную катушку.

Нынешняя американская администрация воспринимает Китай как основного внешнеполитического соперника, с которым Америке рано или поздно придется столкнуться. Неудивительно, что Вашингтон пытается обеспечить максимально выгодную для себя конфигурацию в противостоянии с КНР, собирая союзников и везде, где возможно, затрудняя жизнь Китаю, вынуждая его распылять влияние и тратить средства на второстепенные цели. Характерным примером являются торговая война, развязанная Дональдом Трампом, и недавние задержания сотрудников Huawei в Канаде и Польше — американских союзниках.

Но вернемся к Малайзии. Когда 16 лет назад Махатхир Мохамад публично объявил об отставке, все были уверены, что это был его последний срок. К тому моменту Мохамад отпраздновал 78-й день рождения — мало кто из политических деятелей вообще дотягивает до таких лет. Он бессменно руководил страной последние 22 года и провел непопулярные реформы, приватизировав крупнейшие предприятия, привлек в страну иностранные инвестиции. Все акции протеста премьер подавлял железной рукой, десятками отправляя оппонентов за решетку без предъявления обвинения. При этом Махатхир Мохамад отличался удивительной гибкостью, при необходимости резко меняя экономический курс, как это произошло в разгар азиатского экономического кризиса в 1997–1998 годах. Тогда вопреки рекомендациям МВФ премьер увеличил госрасходы и ввел фиксированный курс местной валюты, ринггита, к доллару. Своего вице-премьера Анвара Ибрагима, который требовал принять условия МВФ и пользовался американской поддержкой, Махатхир Мохамад без лишних слов посадил в тюрьму по обвинению в содомии.

Фото: Global Look Press/xinhua/Zhu WeiПремьер-министр Малайзии Махатхир Мохамад

Уйдя в отставку, он держал руку на пульсе политической жизни Малайзии, при необходимости вмешиваясь в нее. Так, в 2009 году он привел к власти своего друга Наджиба Радзака — только затем, чтобы спустя 9 лет победить его на всеобщих выборах и вновь стать премьером.

Возвращение Мохамада оказалось сюрпризом. 92-летний старец выиграл выборы быстро и решительно, причем без вменяемой программы — исключительно на ностальгии большинства малайзийцев о славных старых деньках и внезапных политических ходах типа блокирования с проамериканским Ибрагимом, которого он лично засадил в свое время в тюрьму, и обещания через два года передать ему власть.

При этом режим Наджиба Радзака сам выкопал себе могилу. В 2009 году он торжественно создал суверенный фонд Малайзии (1Malaysia Development Berhad) — там должны были аккумулироваться средства, которые в будущем предполагалось вкладывать в развитие перспективных секторов экономики. Не получилось: менее чем за десятилетие фонд влез в долги ($11 млрд), а потом внезапно обнаружилось, что на счетах самого Наджиба осели $700 млн, переведенных через систему 1MDB.

Чад, Конго и Малайзия подали заявки на вступление в ОПЕК

Не последнюю роль в этом сыграл финансист Джо Лоу — технократ, придумавший концепцию 1MDB. Именно он главный фигурант так называемого малайзийского дела, в рамках которого ему предъявлены обвинения в масштабных хищениях. Доказательств никаких публике представлено не было, а вот то, что в деле замешано слишком много политики, и так налицо. Ведь расследование против Лоу инициировал непосредственно Махатхир Мохамад, к тому моменту начавший борьбу против Радзака, причем большую роль в этой комбинации сыграли американцы, чья генпрокуратура начала собственное расследование. Лоу бежал и через интернет ведет кампанию в защиту своего честного имени, подчеркивая, что его подставили, чтобы свалить Радзака. Как бы то ни было, правительство, погрязшее в колоссальном коррупционном скандале, преподнесло Мохамаду победу на блюдечке.

И всё бы ничего, если бы Махатхир Мохамад не решил бы разыграть китайскую карту. За предыдущие годы Китай потратил массу усилий, чтобы втянуть Малайзию в проект «Пояс и путь». Пекин заключил с Куала-Лумпуром несколько крупных договоренностей: о строительстве газопровода и нефтепровода (каждый больше 600 км длиной), о постройке 688-километровой железной дороги, которая должна связать страну воедино. Стройки кредитовали китайские банки, общая стоимость контрактов оценивается в $22 млрд. Но главной целью Китая стало включение Малайзии в свою инфраструктурную систему и создание транспортного коридора, который бы связал юго-запад Китая с малайзийским портом Кланг на западном берегу Малайского полуострова, тем самым избавив китайские танкеры от необходимости проходить через «бутылочное горлышко» Малаккского пролива. Ко всему прочему, КНР — главный инвестор в экономику страны, на ее долю приходится пятая часть всех капиталовложений, и заменить Китай в этом качестве некому.

И вот неожиданно Мохамад заявил о приостановке совместных проектов, что вызвало бурю в региональной политике. Китай давно и успешно финансирует крупные инфраструктурные проекты в странах Юго-Восточной Азии, и до сих пор казалось, что противостоять китайскому катку не может никто. Прозападные и западные, прежде всего американские, СМИ сразу принялись лепить из Мохамада героя сопротивления китайской экспансии.

В процессе этой кампании традиционно достается и России, которую американцы воспринимают как китайского союзника и пытаются применить против нее кнут, позабыв про пряник. Чего стоят санкции США против сотрудников Минобороны Китая из-за покупки российского оружия и угроза санкций против Индии по той же причине (так, впрочем, и не реализовавшаяся: в Пентагоне и Госдепе остались трезвомыслящие люди, понимающие, что не стоит своими руками рвать отношения с потенциальным партнером по противодействию Китаю).

В истории с Малайзией Россия, однако, пока всё же стоит поодаль. Позиция Москвы по подобным историям, как с использованием уголовных дел в качестве политического инструмента в геополитике, сформирована давно и неизменна: вмешательства в дела других государств недопустимо, равно как и нарушение международных прав и прав человека. В декабре Россия упростила порядок получения политического убежища иностранными соискателями. И объяснялось это решение как раз тем, как изменилась за последние 20 лет ситуация на международной арене: «События, происходящие в последнее время в мире, нарушения прав человека, притеснения журналистов и общественных деятелей вынуждают людей искать убежище за пределами стран их проживания». Так, какой-нибудь условный Лоу или любой другой деятель, попавший в водоворот охоты на ведьм, может вырваться из геополитической игры, в которой он может оказаться разменной монетой.

А геополитическая игра — дело политиков. Антикитайский и антироссийский фронт тянется сейчас от побережья Южно-Китайского моря до побережья Средиземного. Если премьер Малайзии Махатхир Мохаммад в ближайшие месяцы не изменит своего решения и не продемонстрирует, что готов, как и его предшественник, идти на сближение с Китаем, то он рискует запомниться потомкам не как человек, который превратил Малайзию в одного из лидеров Юго-Восточной Азии, а как политик, сделавший страну передним краем китайско-американского противостояния.

Источник: iz.ru

Добавить комментарий